Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Чтобы «вылечить» Волго-Ахтубинскую пойму, нужны научные исследования

Чтобы «вылечить» Волго-Ахтубинскую пойму, нужны научные исследования
Фото героя интервью
С одной стороны – бесконечная степь, а с другой – полупустыня. Обычно так родную Волгоградскую область описывают местные жители. И на этой территории между двух рек каким-то чудом «родилась» Волго-Ахтубинская пойма – зеленый островок свежести с богатым животным и растительным миром. Местные жители и ученые уже не один год бьют тревогу и утверждают, что она умирает. О том, что действительно происходит в Волго-Ахтубинской пойме, РИА SM News рассказал руководитель «Волгоградского биологического клуба», в прошлом сотрудник Государственного НИИ озерного и речного рыбного хозяйства (сейчас - Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии) Дмитрий Нечаев.

Половодье, и какое оно бывает

– Детально о проблемах Волго-Ахтубинской поймы сейчас почти никто не говорит. Единственное, что слышно из каждого утюга, – пойме не хватает воды для «нормальной жизни». Она и правда высыхает?

Если в один момент вода в Волго-Ахтубинской пойме разом исчезнет, то мы сначала увидим живописные луга, а затем степь. Но это случится, если по какой-то причине весенние половодья прекратятся. Природа, конечно, может преподнести любой сюрприз, но такое вряд ли возможно. В чем сегодня, собственно, состоит проблема? Для жизни всех многочисленных экосистем пойма из года в год должна заполняться водой. Но каждый раз верхняя Волга ведет себя по-разному. В один год после обильных осадков, таяния снега может прийти много воды, а в другой – мизерное количество. И тут в игру вступает Волжская ГЭС, она и делает каждый апрель сбросы воды, которая наполняет пойму. Разбрасываться таким ресурсом станция не может, так как ей необходимо производить энергию и поддерживать уровень воды в водохранилище, чтобы обеспечивать судоходство. Так встречаются интересы природы и энергетиков. И, к счастью, чаще все заканчивается компромиссом. Конечно, если бы ГЭС не построили, то пойма в любом случае заливалась водой. Но волжская станция – все-таки стратегический объект. Мы же не можем жить без энергии, верно?

– А как обстояли дела в советское время? Многие жители поймы в один голос кричат, что в те же 70-е годы ГЭС не жадничала и давала куда больше воды.

Тут свои аспекты. Во-первых, за пять десятков лет климат существенно поменялся. В Волгоградской области изменилась карта осадков, температура воздуха – и это не говоря о переменах в масштабах планеты. Во-вторых, в СССР к обводнению поймы, действительно, подходили иначе. Когда ГЭС сбрасывает воду в апреле, то реализуются две так называемые «полки» — сельскохозяйственная, когда вода приходит в многочисленные озера и ерики, и рыбная, необходимая для успешного нереста рыб. Проще говоря, речь идет о двух уровнях воды – их в течение определенного количества дней нужно выдерживать. И в советское время ГЭС ориентировалась на нужды колхозов, так как без воды они попросту не могли работать. Чтобы подстраховаться в годы, когда половодья толком не было, на территории поймы построили гидротехнические сооружения (небольшие плотины, способные пропускать или задерживать воду – прим. автора) и углубили ерики, которые, словно «артерии», помогали воде добраться до всех водоемов. Но потом пришли 90-е годы, коллективные хозяйства прекратили свое существование, и о судьбе поймы уже так не заботились. Многочисленные ерики заросли, а ГТС со временем пришли в негодность. И теперь это пытаются исправить. Считай, пришли к тому, с чего начали.

Волго-Ахтубинская пойма раскинулась сразу на три региона России – Калмыкию, Волгоградскую и Астраханскую область. И проблемы с водой есть только в северных районах Волгоградской области. Тот же город Ленинск из года в год буквально заливает, то же самое происходит и с нашим соседом – Астраханью.

Работаем по старинке – выкопать и забыть

– А что именно делают сейчас, чтобы спасти Волго-Ахтубинскую пойму от засухи? Наверное, самый обсуждаемый проект – строительство ГЭС на Ахтубе. Работы должны стартовать уже в 2021-м году. Как к этому относиться?

Здесь снова нужно возвращаться на несколько лет назад. Когда строили Волжскую ГЭС, то допустили просчет – после половодья рукав Волги, а именно Ахтуба, сильно мелеет: если весной она щедро разливается, то летом ее переплыть не составит труда. Канал, который собираются прорыть к Ахтубе напрямую из водохранилища, должен решить эту проблему, новая ГЭС нужна, чтобы вода впустую не текла и давала энергию. Если дело выгорит, то Ахтуба начнет «питаться» отдельно, соответственно, и до ериков вода будет доходить без проблем. Я, конечно, не гидролог, но такое решение кажется вполне логичным. У меня возникает только один вопрос – проводили ли для этого проекта комплексные научные исследования? Иначе мы попросту не сможем оценить, как изменилось состояние поймы – помог ей новый канал или нет.

– Такие исследования разве по умолчанию не проводят?

В техническом задании, конечно, прописывают характеристики объекта. Но это – общие сведения, а не итоговые цифры научных исследований. Здесь и кроется главная проблема. Да, пойме нужна вода, да, нужно следить за численностью растений, рыб и других животных. И как это делать без комплексных научных исследований? Пойму частично изучает НИИ, где я раньше работал, сотрудники Волжского филиала Волгоградского государственного университета, природного парка «Волго-Ахтубинская пойма», отдельные ученые. Но это лишь разрозненные исследования, общей картины нет. Делать какие-то однозначные выводы можно только на основе научных данных.

– Получается, когда чистили уже существующие ерики, рыли новые каналы – то делали все как бы наугад?

Можно сказать, что продолжали традицию – в советское время работали так. В Волгоградской области начали действовать, когда ситуация накалилась до предела. Решения проблемы требовали местные жители, у которых не было воды, плюс ко всему в пойме идет интенсивная застройка.

Когда дали команду, начали рыть новые водные артерии для озер и других водоемов. Только проводили мероприятия с нарушениями. Не могу говорить о тенденции, но хорошо помню один случай. Когда прочистили очередной канал, то оставшийся грунт просто свалили в лесу и уехали. Для экосистемы это – катастрофа: грунт не пустит растения, которые там жили десятилетиями, а сверху просто пойдут сорняки.

И здесь мы снова возвращаемся к необходимости исследований. Может, эти жертвы оправданы, и все эти работы были необходимы пойме. Но никто не узнает – обобщающих научных данных нет.

История со сваленным в пойме грунтом без внимания не осталась. По заключению прокуратуры, это уничтожило плодородный слой почвы, ущерб оценили в 162 млн рублей. При этом подрядчик все работы до конца не довел, присвоив без малого 15 млн рублей. Уголовное дело передали в суд в 2019-м, как дела с разбирательством обстоят сейчас – неизвестно.

Волгоградский оазис

– Хоть полноценных исследований нет, с уверенностью можно сказать, что отсутствие половодья, массовая застройка, выпас скота вряд ли позитивно влияют на состояние поймы. Но мы столько говорили о минусах сложившейся ситуации, что хочется немного позитива. Каждый житель знает, что Волго-Ахтубинская пойма имеет уникальное расположение. Расскажите подробнее.

Для этого достаточно на спутниковые снимки посмотреть. Когда видишь карту, то возникает ощущение, что в ткань вшили кусочек другой материи насыщенного зеленого цвета. Таких мест по всему миру немного – можно по пальцам пересчитать. Считай, среди песков оазис с богатой флорой и фауной. Весной и осенью в пойме можно встретить массу диковинных птиц. Они во время длительных перелетов останавливаются здесь для отдыха и кормежки – настоящий рай для орнитологов. К примеру, в Волго-Ахтубинской пойме можно было встретить краснозобую казарку. Если говорить о постоянных жителях, то в пойме обитают косули, волки и даже лоси, и при этом на ее территории нет ядовитых змей. Зато комаров полно – в июне в пойму лучше не соваться. Даже мне, человеку, который никакими средствами от насекомых уже лет как 10 не пользуется, в этот период там уж очень некомфортно (смеется).

– А что насчет рыбы?

Волго-Ахтубинская пойма – это, можно сказать, естественный рыборазводный завод. Рыбаков в этих местах всегда много. Что происходит во время сброса воды? Рыбы, среди которых лещ, сазан, густера, заходят по рекам в пойму, откладывают в озерах икру и уходят. В этих водоемах «малышня» понемногу растет и как только окрепнет, тоже уходит в Волгу и Ахтубу. И тут мы снова возвращаемся к вопросу обводнения поймы. Когда озера отрезаны от рек, рыба остается в закрытых водоемах, по сути, в ловушке, и умирает. Если вы окажетесь возле такого озера, то у вас сложится впечатление, что оно будто бурлит – из-за большого количества рыбы водоем в прямом смысле слова оживает.

Знаете, говорить об уникальности поймы можно долго. Там каждый квадратный метр – это отдельный удивительный мир, который можно без конца изучать. Такие вещи нужно не описывать, а видеть. Только свое присутствие человек должен сократить к минимуму, ведь он в Волго-Ахтубинской пойме гость.

Яндекс.Метрика