ВолгоградПт, 09 апреля 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
#Интервью Читать 3 мин.

Тату — это не просто индустрия, а настоящее искусство

Тату — это не просто индустрия, а настоящее искусство
#Интервью

Героя интервью

Волгоградец Павел Морозов влюблен в свою работу - сутками напролет делает людям татуировки. С первого взгляда, ничего необычного. Тату-мастер, каких много. Но если узнать Павла поближе, то открываются любопытные грани его личности. Молодой человек стал выдающимся тату-мастером «благодаря» специфической фобии, которая «не выпускала» его из дома. Работа свела его с руководителем волгоградского отделения поискового отряда «Лиза Алерт». И та же работа позволила помогать другим – тем, кто после непростых событий стесняются самих себя. Необычная история волгоградского тату-мастера – в новом интервью РИА SM News.

«Пришлось расписывать стены дома»

– Насколько я знаю, по образованию Вы – художник-декоратор, работали дизайнером, расписывали стены. Как так вышло, что кисть сменили на тату-машину?

Надо сказать «спасибо» моей фобии. Меня стали одолевать панические атаки, врачи диагностировали агорафобию. Это тот случай, когда человек буквально не может выйти за порог собственного дома. Один шаг и его, если говорить простыми словами, накрывает. Естественно, начались трудности с работой. Трудно зарабатывать, когда никуда толком выйти не можешь.

В квартире я просидел, наверное, 2,5 года. Сначала от скуки расписывал с утра до вечера стены. Затем приятели спросили: «А чего ты татуировки не делаешь? Можно ведь из дома работать». Так и сделал. Работал дома, затем, справляясь с фобией, снял в доме небольшой кабинет, потом студию в районе, где жил. Шаг за шагом я отдалялся от дома. Сейчас фобия притупилась. Теперь могу поехать куда угодно – в любой город и любую страну.

– Так теперь же можно вернуться к «корням» – дизайну?

Нет. Уходить из тату-индустрии я не собираюсь. Для меня это – не просто заработок, а то, чем хочется заниматься постоянно. Отношение к тату в обществе за последние годы изменилось – с тем, что было в 90-е, не сравнить.

Раньше рисунки на теле ассоциировались с чем-то запретным. Вспомните, их носили обычно только военные или люди, которые побывали в местах лишения свободы. Сейчас же мастера создают невероятные эскизы. Они в первую очередь рисуют. Мы говорим об искусстве. Есть аэрография, акварель, тату-индустрию можно поставить в этот же ряд.

Жизнь после шрамов

– И кто к Вам приходит?

Да все. Нет каких-то стереотипов по возрасту, полу или профессии. Много раз на сеанс записывались люди, которые после десятков лет работы в строгих госструктурах буквально «забивали» все тело. Часто просят «закрыть» некрасивую или неугодную татуировку. Вот, вспомнил показательный пример. К нам как-то пришел дедушка лет 80-ми. На плече у него была «древняя» татуировка – изображение его жены. Так он с ней развелся и просил тату перекрыть. Говорит: «Убери мне это и череп нарисуй».

Перед Чемпионатом мира по футболу-2018 у меня был интересный клиент. Американец. Он восхищался российской культурой, историей, в частности, советским периодом. В Волгограде его до глубины души поразил Мамаев курган.

Он изучил мое портфолио и пришел с переводчиком – просил набить на руке изображение фигуры «Родина-мать зовет!». По сути, этот мужчина мог накачать картинок из Интернета и найти мастера уже у себя, в США. Но он решил, что делать такую татуировку должен именно местный, как он сказал, «житель Сталинграда». Сначала мы сделали ему «Родину-мать», а затем еще одну татуировку – изображение скульптуры «Скорбящая мать». Остался доволен.

Кстати, во время сеанса я познакомился и с руководителем волгоградского отделения отряда «Лиза Алерт». Диалог быстро завязался.

– Получается, Вы после работы в тату-салоне выходите на поиски пропавших людей?

Да. Еще до встречи с руководителем волгоградского отряда Светланой Алексеевой я много слышал про «Лизу Алерт». Следил за поисковыми операциями, сама история про девочку Лизу, которую искали всем миром и, к сожалению, нашли мертвой, меня тронула. Я все время думал, как можно выйти на волонтеров-поисковиков. В итоге Света сама вышла на меня.

По мере возможности я участвую в поисковых операциях и еще стараюсь помогать с оборудованием. Сейчас говорю про квадрокоптер. С ним прочесывать местность проще и быстрее. У меня есть беспилотник, и если волонтерам он нужен, то без лишних разговоров передаю оборудование в их руки. Так и сотрудничаем.

–А Вы же еще помогаете людям, которые пережили жуткие вещи, прятать за красивыми рисунками шрамы. Есть такое?

Да, но это не массовая история. Я много раз наблюдал, как люди борются с тяжелыми заболеваниями, например, онкологией, или стараются восстановиться после аварии или других подобных инцидентов. Такие события обычно оставляют после себя следы в виде шрамов и рубцов. Избавиться от них сложно, но замаскировать можно. Поэтому я объявил, что готов сделать татуировку человеку, пережившему нечто подобное, так сказать, в подарок.

Подобный опыт у меня был. Ко мне пришла девушка, у нее после операции остался сильный рубец, который бросался в глаза. Девчонка молодая, конечно, ей это неприятно. У нее уже были татуировки, поэтому она ни капли не боялась – хотела скорее закрыть этот рубец. И мы это сделали – нарисовали красивую композицию с розой. Там даже если присмотреться, шрам разглядеть не удастся – замаскировали «на ура».

Кстати, когда я объявил о бесплатных татуировках, реакция оказалась неоднозначной. Во-первых, вала сообщений не было, все-таки тема щепетильная, не каждый готов поделиться своей историей. Во-вторых, стали высказывать много претензий. Мол, почему одним бесплатно, а другим – нет. Ко второму я был точно не готов (смеется).

«Неважно, где заниматься искусством»

– Вы правильно заметили, что тату – это индустрия. И многие мастера хватаются за любой заказ. Часто отказываете гостям?

Да постоянно. Вы правы, тенденции отражаются на желаниях клиентов. Сначала все поголовно били иероглифы, потом перешли на лаконичные надписи, теперь же новая мода – тату на лице. Я категорически против, кроме случая, если у человека места больше на теле не осталось, тогда пожалуйста. Свести такие татуировки очень сложно и очень дорого, поэтому перед тем, как прийти к мастеру, нужно хорошенько подумать.

Да и вообще, люди часто сделают тату, а потом бегают осветлять. У меня у самого такая татуировка есть, неудачно вышло, вот и приходится сводить.

Еще стараюсь повлиять на человека, когда вижу откровенно неудачный эскиз. Глаз уже наметан, поэтому, когда демонстрируют рисунок, то сразу видно, как он будет смотреться. Я как бы не отговариваю, а показываю реальную картину. А там человек уже решает сам – нужно ему это или нет.

– Павел, Вы говорили, что снова хотите сменить офис. Останетесь в Волгограде или хотите кардинально все поменять?

Ох, это вечный вопрос. В Волгограде мастерам достаточно тесно, все смотрят друг на друга как на конкурентов. Меня звали работать и в другие города России, коллега приглашал в Италию попробовать себя, за границей наших мастеров с руками отрывают.

В прошлом году хотел проехаться по Германии, посмотреть, как у них там дела обстоят, но у коронавируса были свои планы на 2020 год, и с моими они не совпадали. А так, план один – дальше заниматься своим делом. И неважно, где – в Волгограде или за его пределами.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Написать в редакцию